LAS CARACOLES (КАРАКОЛЕС)

Caracoles (караколес)  – форма песни и танца, которая является одной из группы песен, известных как » cantinas». Название буквально означает «улиток», и это является синонимом беззаботности в природе. Этот стиль песни был развит в Мадриде в течение Девятнадцатого столетия и ритмично идентичен alegriasЭтот стиль сначала появился в Кадисе в течение Середины девятнадцатого столетия. Позже, это стало настоятельно ассоциироваться с Мадридом, хотя (как и вся музыка фламенко) это происходит по существу из Андалусии. Curro Cuchares и ‘эль Tato,’ которые работали на аренах (боя быков) и были также хорошими певцами, привезли этот стиль в Мадрид (столицу Испании), где сделали его очень популярным.

Это другой стиль фламенко, относящийся к группе семейства cantinas и очень близкий музыкально к alegrias и, кроме того, к mirabras, поскольку оставшаяся часть cantinas приспосабливаются к размеру и ритму solea.

Его называют так ввиду рефрена, в котором, подобно возгласу, слово caracoles упоминается неоднократно, как восклицание.

Согласно Иполито Росси (Hipolito Rossy) «куплеты, которые поются как caracoles, имеют недостаточную значимость, это чистый подхалимаж профессиональных певцов мадридским любителям, чтобы выразить свою благодарность за хороший прием, который они свидетельствуют с тех пор, как покинули Андалусию, для распространения сначала по всему полуострову, а после и по миру, используя преимущества железной дороги, которая в прошлом веке была практически единственной возможностью для коммуникаций на длинные дистанции и очень сильно повлияла на распространение фламенко». И в поддержку своим высказываниям Росси приводит куплет из одной известной caracoles:

Como reluce

la calle de Alcala,

como reluce

cuando pasan por ella

los andaluces!

Antes de que te olvide,

Manuela Reyes,

se secara la fuente

de la Cibeles.

Caracoles! Caracoles!

Mocita, escucheme uste

Son tus ojitos dos soles,

Vaya bonita y ole!

(Как сверкает улица Алькала*,как блестит, когда по ней идут андалузцы! Раньше чем забудут тебя, Мануела Рейес, высохнет источник Cibeles. Caracoles! Caracoles! Молоденькая, слушайте меня все, твои глазки, как два солнца, Пройдись красивая и ole!

*Примечание: Alcala — центральная улица)

 

И продолжает Иполито Росси: «Музыка откровенно плохая. И из-за чуда художественного корректирования есть те, кто танцуют их, несмотря на его изменчивый и неопределенный ритм». И заключает этот автор: » Успех caracoles состоит, в том, что он нравится тем, кто ничего не понимает в cante jondo, и что, по большей степени, из-за этого профессионалы включают их в свои концерты и сольные выступления».

Молина и Maирена (Molina и Mairena) считают caracoles песней, стремящейся к дешевым эффектам и руководствующейся мажорностью, характеризуя это как поверхностную вещь, «скрывая легкомыслие его содержания в путанице арабесок и цветистости, более свойственной песне, чем фламенко».

Но не все эксперты искусства фламенко придерживаются взгляда, высказанного предыдущими авторами. Например Фернандо Киньонес (Fernando Quinones) считает: «… любезности, шутки, грубости и экспрессивные нежности громогласно в песне caracoles объявляют радость и силу того, чтобы жить. Его ритм живой и одновременно сдержанный, его молодой, сильный, свежий дух подобен майскому утру, и я наполняюсь светом так же как caracoles». Со своей стороны Хосе Блас Вега (Jose Blas Vega) выделяет важный вклад, который внес Дон Антонио Чакон (Don Antonio Chacon ) в дело популяризации этого стиля семейства cantinas, выделяя, что в этом же направлении высказались Аугусто Бутлер (Augusto Butler) и Хулиан Пемартин (Julian Pemartin). «Заслуга того, что сделал этот гениальный певец, состояла в том, чтобы возродить и вывести этот стиль из забвения, в котором он находился, поместить в действительность и, вероятно, произвести в манере исполнения какие-то изменения, которые придали бы caracoles, несомненно, более художественные качества. По крайней мере, если можно утверждать, стихотворение первого куплета приобретает более мадридские черты», — утверждает первый автор, упомянутый Блас Вегой. И из слов второго автора он выделяет фразу: «И в конце концов прибыл Chacon, который воссоздал их виртуозно и наделил блеском и необыкновенным изяществом и фламенковской глубиной».

Т.е. присутствует факт, относительно которого соглашаются все авторы, трактующие темы фламенко, и он состоит в том, что тем, кто действительно усилил, придал черты истинного фламенко и закрепил caracoles как стиль семейства cantinas, был Дон Антонио Чакон (Don Antonio Chacon). Каждый раз, когда говорилось о песне caracoles этот стиль сразу ассоциировался с именем этого гениального певца, жителя Хереса-де-ла Фронтера, и особенно, совпадал с этапом его жизни, во время которого он жил в Мадриде, где он настолько распространил этот тип cantinas, что долгое время неправильно считалось, что caracoles является мадридской песней. Так, например, первоначальный куплет:

«Santa Cruz de Mudela

como reluce

cuando suben y bajan

los andaluces»

(«Санта Крус де Мудела, как сверкает, когда поднимаются и спускаются андалузцы»)

что напоминало о смене поездов, которую производили путешественники на станции Санта Крус де Мудела, путешествуя из и в Андалусию, был изменено Чаконом на:

«La gran calle de Alcala

como reluce

cuando suben y bajan

los andaluces».

(«Большая улица Алькалы, как сверкает, когда поднимаются и спускаются андалузцы»)

 

Кто был создателем caracoles? Большая часть экспертов указывают на исполнителя, более известного, как «Дядюшка Хосе Гранаино» (Tio Jose el Granaino) как на автора этого стиля, который был тем, кто первым исполнил их в певческих мадридских кафе как cantina в качестве сопровождения танца. Дядюшка Хосе Гранаино также был известен как Хосе Кадиский (Jose el Gaditano) и Хосе из Санлукара (Jose el de Sanlucar) и был не совсем успешным матадором и позже бандерильеро в группах Cuchares, Chiclanero и Tato.

Фернандо Киньонес (Fernando Quinones) в этой связи, говорит: «Наши поиски не должны останавливаться только на отнесении заслуги изобретения caracoles только на счет сеньора Хосе из Санлукара, так же как и нельзя полностью доверять тем, кто присуждают эту честь Ромеро эль Тито (Romero el Tito). Самая важная вещь состоит в том, что эти два великих певца изумительно спели caracoles и еще, что второй обогатил caracoles блестящим танцем, уже почти забытым сейчас, но который носит его имя: caracolesРомеро эль Тито».

Молина (Molina) и Маирена (Mairena) думают, что самое вероятное состоит в том, что caracoles существовали ранее «Дядюшки Хосе», и что он изменил их и повторно возродил, наделив некой автономией.

Ближе к нашему времени, певцами, которые с большей удачей и мастерством исполняли эту песню, были Pericon de CadizNaranjito de Triana, Chano Lobato и другие.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *